АА

Юбилей театра

Информация

Билетная касса театра:

38-30-68

 

Информация

Балетная студия

Набор в детскую балетную студию

Уважаемые родители, хотите, чтобы ваш ребенок познакомился с высоким искусством классического балета? Тогда эта информация для вас.

Подробнее...


Блеск и психология опереточного костюма

Как только главный художник Волгоградского музыкального театра – Ирина Елистратова, подготовила эскизы костюмов всех действующих лиц «Летучей мыши», в пошивочном цехе театра началась горячая пора. Целый штат мастеров, владеющий секретами пошива театральных костюмов, принялся за работу.

…Вот за необъятным раскройным столом, обтянутым серым линолеумом, раскраивает ткани на смокинги, фраки и сюртуки закройщик мужской одежды Волгоградского музыкального театра Любовь Краснова.

- Это особенный стол, - объяснила, не отрываясь от работы, Любовь Сергеевна. – Такого в магазине не купишь – он сделан золотыми руками столяров нашего театра. Отличие закройного стола от обычного письменного не только в столешнице большего размера, но и в гладком и ровном покрытии. Это обязательное условие: на поверхности, по краю и углам столы не должно быть никаких зазубрин, чтобы не повредить ткань.

Рулоны черной ткани скоро превратятся во фраки. Закройщик мужской одежды Волгоградского музыкального театра Любовь Краснова за работой

Из всех мужских костюмов, которые шились для «Летучей мыши», добрая половина приходится на фрачные ансамбли. А как вы хотели – ведь классическая венская оперетта «Летучая мышь», с ее сценками из жизни богатой буржуазии, относится к разряду «фрачных спектаклей».

- Передняя часть фрака, которая чуть ниже талии и находящиеся сзади две фалды, создают «силуэт  кузнечика», - рассказывает руководитель пошивочного цеха Анна Егорова. - В XIX веке фраки делались очень жесткими и были похожи на футляр. Сейчас этот стиль адаптирован к современным требованиям, и в театрах принято использовать облегченный вариант фрака. Это связано не только с высокой ценой тонкого сукна, шерсть которого выработана так, что по фактуре напоминает жесткий шелк. Наши артисты, особенно артисты балета, танцуют во фраках, и если мы пошьем для них футляры, то они вряд ли смогут двигаться. Для свободы движения рук мы вставляем специальные ластовицы.

По словам мастеров, на покрой только одного театрального фрачного костюма уходит 4 метра ткани при ширине полтора метра, не считая клеевой, подкладочной ткани, ткани на жилетки и бабочки. Фрачные комплекты не позволяют самодеятельности: каждый их элемент строго регламентирован. Так, фрачный атласный пояс, который может заменять жилет, должен быть не меньше 10-12 сантиметров и собираться в складки, лампасы на фрачных брюках не должны превышать 2-2,5 сантиметра, а классическая бабочка не больше 12 сантиметров.

Конечно, глаза мастеров устают раскраивать одну лишь черную ткань, которая идет на пошив фраков. Благо, что помимо них в спектакле есть еще охотничий и домашний костюмы Генриха Айзенштайна, ливреи лакеев, сюртуки и пиджаки помощника тюрьмы, адвоката и других.

Будущий гардероб банкира Айзенштайна на манекенах

В отличие от более сдержанного мужского костюма, женская часть актерского состава «Летучей мыши» просто «утонула» в пене тюля, органзы и тафты светло-сиреневых, серо-зеленых, лиловых, шоколадных, оливково-бронзовых, ярко-сиреневых, серебристо-голубых и других самых невообразимых сложных цветов. Здесь есть, где разыграться, потому что время действия спектакля «Летучей мыши» приходится на конец XIX – период, называемый «модерном» или «прекрасной эпохой». Это было эра относительного благополучия и затишья перед бурей, которая пришла в Европу с началом Первой мировой войны.

В «Летучей мыши» две главных героини – Розалинда и Адель, но ими не ограничиваются женские персонажи спектакля. Костюмы шьются для балета и хора, причем, это все бальные наряды, потому как самое яркое действие развивается на балу.

Кроме того, у Розалинды три смены нарядов, у Адель – две, да и играют главных героинь не один состав артисток-вокалисток, и для каждой из них шьется свой костюм. Естественно, при создании костюма соблюдается единообразие модели, в которые вносятся небольшие корректировки, детали и нюансы в соответствии с пропорциями той или иной исполнительницы.

Помимо максимальной приближенности к исторической эпохе, надо еще учитывать и настроение героини, и ее эмоциональное состояние. Поэтому главному художнику Ирине Елистратовой при создании нарядов пришлось на время стать психологом, чтобы посредством костюма тоньше раскрыть образ главных героинь.

Эскиз И. Елистратовой городского платья Розалинды.  Чопорное, дорогое и глухое платье делает ее настоящей гранд-дамой

- Первый выход Розалинды – в городском платье, сшитом из ткани бордового цвета, поверх которого накладывается черное кружево, - объясняет главный художник театра Ирина Елистратова. - Такая технология дает возможность получить более сложные фактуры и оттенки, в данном случае, пурпурный. Этот цвет, известный еще со времен Древнего Рима как цвет патрициев, должен указать на высокий социальный статус героини. Помимо этого, такой цвет, а также чрезмерно сложный фасон и «закрытость» фасона платья: глухой воротник, высокие и объемные рукава, делают Розалинду немножко старше своих лет. По сути, это платье состоятельной женщины, которая полностью ушла в заботы о доме и семье.

Городской костюм Розалинды в наметке Благодаря наложению двух тканей: бордового полотна и черного кружева, фактура платья Розалинды выглядит необычайно роскошной

Другая главная героиня – горничная Розалинды – Адель, также в ходе спектакля меняет наряды: ну не будет же ветреная кокетка прибираться в доме и танцевать на балу в одном и том же платье? Чтобы придать еще большую легкость ее образу, автор костюмов решила во всех нарядах веселой горничной использовать розово-сиреневую цветовую гамму.

Эскиз И. Елистратовой наряда Адель. Даже в длинном, почти до пола фартуке горничной, Адель выглядит как завзятая модница Главный художник музыкального театра Ирина Елистратова и руководитель пошивочного цеха Анна Егорова за работой над платьем горничной-кокетки Адель Готовый наряд Адели на премьерном показе

Мы, привыкшие в нашей динамичной и стрессовой жизни к более демократичной одежде, с трудом себе представляем не только то, как можно носить столь громоздкие наряды прошлых эпох, но и то, как же их шить? Действительно, в их создании есть свои нюансы, с которыми любезно поделилась с читателями сайта руководитель пошивочного цеха Волгоградского музыкального театра Анна Егорова.

- Технологии, применяемые в пошиве костюмов к спектаклю «Летучая мышь», мы используем во всех постановках, действие которых проходит в XIX веке, - рассказывает мастер. - В лифах платьев, как корсетную основу, используем регилин. Он позволяет держать форму и в то же время, не стягивает грудную клетку. Кроме того, основу лифа дублируем суровыми тканями. Бальное платье конца позапрошлого века немыслимо без отделки, поэтому наши костюмы богато декорируются. Помимо вышивки блестками, стразами и украшением искусственными цветами, будем применять выжигание по ткани. Выжигание - это удобный способ обработки декоративных небольших элементов из легких материалов. Он хорош тем, что не требует обработки на швейной машинке, в некоторых случаях утяжеляющий материал.

Эскиз И. Елистратовой «наряда №2» Адель. Бальное платье нежных цветов делает ее похожей на статуэтку из фарфора Маскарадная маска Адель выполнена под цвет ее бального платья

По замыслу постановщика Вадима Милкова, в новом спектакле «Летучая мышь», бал проходит не так, как мы привыкли, в доме князя Орловского, а у одноименной княжеской четы. Гостей встречает не сам князь, а его супруга.  Как полагается титулованной красавице и хозяйке светского мероприятия, она должна блистать в роскошном наряде. Для выполнения этой задачи, конечно, придется забыть о нежных и пастельных оттенках, поэтому для платья княгини Орловской художник выбрала бархат «статусного» бордового цвета, который обыгрывается алыми вставками.

Благодаря бархату, зритель сразу поймет, что перед ним светская дама и хозяйка бала - княгиня Орловская

Правда, как не были бы красивы розовая пена кружев нарядов Адель или бордовое платье княгини Орловской, но смысловым и художественным центром всего спектакля является костюм «летучей мыши». Кажется, что либреттист изначально помог художнику, задав ему, уже самим названием, определенный цвет костюма – черный. Но от этого задача  стала не легче, а сложнее. Как сделать так, чтобы «дама в черном» не превратилась в тень среди маскарадной пестроты?

Здесь на помощь пришли тонко проработанные детали, которые как раз и создают образ искрящегося карнавального образа «летучей мыши». Это вставки из ткани-сетки, расшитой разноцветными пайетками и использование перьев для отделки верхней части декольте. Но весь этот блеск окружен, словно в раме, бархатной черной основой платья, создающее атмосферу загадочности.

Гениальная оперетта Иоганна Штрауса немыслима без роскошного черного костюма, названного в честь произведения «летучей мышью» Сверкающие элементы, включенные в платье, придают героине особую интеллектуальную и сдержанную аристократичность

Текст: Наталья Журбина
Фотографии: Рафаэль Мурадьян

 
Поделиться: